8 8 верных прогнозов
Получайте новости с этого сайта на
Петр I

Очередная атака S&P и Moody’s

Большая статья вышедшая в Турции. И в этой стране в тяжелые моменты тоже догадываются, что международные рейтинговые агентства - один из элементов управления экономикой.

Событием, ознаменовавшим конец прошлой недели и попавшим в прессу как информация последних минут, стал «гол Moody’s». Вслед за международным рейтинговым агентством S&P Moody’s тоже понизило кредитный рейтинг Турции. Этим своим решением Moody’s, которое в качестве основания снижения рейтинга употребило выражение «ослабление таких показателей, как экономический рост и устойчивость институтов», подтвердило, что оно является эффективным инструментом процесса, осуществляемого «теневым мировым правительством», с целью усилить восприятие Турции как «несостоявшегося государства».

Ведь всего за два дня до этого решения позиция Moody’s была иной. Moody’s сообщало, что Турция преодолела экономические проблемы, связанные с попыткой переворота 15 июля, и Турция была отмечена как «страна, в которую можно инвестировать средства». 

В этой связи старший директор департамента по глобальным страновым рискам Moody’s Элестер Уилсон (Alastair Wilson) сказал буквально следующее: «Шок, который провалившаяся попытка переворота создала в экономике, в значительной степени пройден».

Поэтому мы должны прежде всего видеть, что перед нами не по-настоящему независимое международное рейтинговое агентство, и принимаемые им решения далеки от объективности, они отражают политические решения. В связи с этим мы должны проводить многомерную публичную дипломатию.

Хорошо, но что произошло за два дня и почему Moody’s приняло такое решение? Нужно поразмышлять над этим вопросом и попытаться ответить на него. Ведь Турция — та же Турция, и, наоборот, вместе с новыми пакетами реформ, которые защитят политическую стабильность и улучшат бизнес-среду без отступления от мер, придающих уверенность рынку, она продолжает шаги, направленные на укрепление экономики страны.

В этом контексте крайне важны следующие сигналы наших профильных ведомств: 1) решение Moody’s о понижении рейтинга никак не соответствует динамике базовых макроэкономических показателей турецкой экономики; 2) в условиях замедления темпов роста мировой экономики турецкая экономика в первое полугодие выросла на 3,9%; 3) за этот же период турецкая экономика сократила дефицит текущего счета платежного баланса и продемонстрировала бюджетный профицит, в то время как многие экономики мира — дефицит; 4) каких-либо искажений в условиях внешнего финансирования нашего частного и государственного секторов не было; 5) лучшим ответом международным рейтинговым агентствам станет еще большее ускорение структурных преобразований, сохранение бюджетной дисциплины, продолжение реформ.

Цель — «новая Анкара»?
Мы имеем дело с большой игрой и новым процессом в рамках операции против новой Турции. Силы, которые с помощью S&P дали первый сигнал, решением Moody’s, похоже, сделали еще один шаг на пути к парализации финансово-экономической опоры процесса «новой Турции» и углублению, расширению кризиса в стране.

Следовательно, это решение — не неожиданное событие. Это продолжение 15 июля с применением других инструментов. Те, кто танками и самолетами 15 июля не смог добиться своих целей, сейчас, кажется, начали процесс переворота посредством экономики.

Иными словами, это решение — прямая атака на «новую Турцию» с финансово-экономического фронта начатой против нас войны. Цель — вовлечь в кризис и парализовать финансово-экономическую систему; на фоне социальных событий, к которым это приведет, начать политический кризис, доходящий вплоть до гражданской войны или внешнего вмешательства; реконструировать страну в соответствии с проектом «Большой Ближний Восток». Или, иными словами, разделить братской кровью!

В этом отношении цель — «новая Анкара» как главный архитектор «новой Турции». И не случайно на прицел берется каждая из трех главных основ процесса становления «новой Турции». Событиями в Гези удар был нанесен по основе «развитой демократии», арабской весной и Сирией — по «активной внешней политике», а теперь через международные рейтинговые агентства предпринимается попытка подорвать такую цель новой Турции, как «сильная экономика».

БРИКСТА против МВФ и Всемирного банка…

Наряду с танками и тяжелой артиллерией великие державы направили на Турцию свое экономическое оружие. Принимая во внимание предыдущий опыт, мы можем сказать, что на этот раз нам, кажется, еще сложнее; если не будут разработаны альтернативные экономические системы, найдены формы сотрудничества и поток горячих денег не продолжится…

В этой связи Турция, как и во внешней политике, должна делать новые шаги в контексте экономики и внутренней политики. Почему бы «новой Турции», которая в очередной раз активирует «фронт сопротивления» вместе с Россией и Ираном, не инициировать на повестке дня объединение «БРИКСТА», которое позволит более эффективно задействовать фактор Китая и Персидского залива (арабские страны/капитал)?

Что такое БРИКСТА? Это форма интеграции, возникающая при добавлении начальных букв англоязычных наименований «Турция» и «арабские страны» к БРИКС, акрониму, образованному от англоязычных наименований таких стран, как Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР, которые в рамках строительства многополярного мира начали поиски альтернативных Западу финансовых структур.

Отныне этот вопрос должен возникнуть на повестке дня Турции и «союза остальных», выступающих за многополярный мир. Эта группа стран, поддерживающих Турцию во внешней политике, может заявить о своей поддержке Турции через созданные ими самими альтернативные международные рейтинговые агентства. Если у них нет таких структур, они могут взяться за дело и быстро создать их. Почему нет?